ИнтерКредит » Деньги » Иностранные инвестиции

Уши кризиса и украинская лапша

  Автор: Валерий Зацепин  / Источник: www.intercredit.com.ua
Самые главные вопросы сегодня: что будет с экономикой? Удержит ли Нацбанк гривну? А если да – то на каком уровне? Попробуем ответить на них с учетом опыта почти целого года кризисной жизни...


Именно эти вопросы волнуют сегодня не только инвесторов и бизнесменов, но и всех «маленьких» украинцев, которым украинцы «большие» уже скоро пять лет как настойчиво рассказывают сказки о «нерушимой крепости» и даже «переоцененности» родной валюты. И, кстати, неплохо зарабатывают на доверчивости населения.

А мир, между тем, безуспешно барахтается, пытаясь не спуститься на дно кризиса. Фондовые рынки по всему миру делают робкие попытки подняться хотя бы на карачки, но вновь падают. Индексы деловой активности свалились не просто ниже плинтуса, а ниже психологического порога – своеобразной точки невозвращения. Деньги обесцениваются, инвесторы, изъяв свои средства из производства, лихорадочно мечутся в поисках мест надежного вложения: недвижимость? золото? земля? новый бизнес? – и не находят ответа.

Откуда ушки торчат?

Банки пока массово не лопаются. Но уже выразительно потрескивают. Как известно, МВФ уточнил свой прогноз убытков финансовых учреждений, подняв планку до 1,4 триллиона долларов – на 0,5 триллиона больше прежнего прогноза этой уважаемой организации. 560 млрд. долларов – потери уже безвозвратные.

По данным МВФ, в течении нескольких последующих лет ведущим банкам мира потребуется около 675 млрд. долларов дополнительного капитала для того, чтобы свести к минимуму последствия текущего кризиса. Мир пожинает плоды многолетнего господства американской модели экономики, суть которой – жить за чужой счет, в долг, и, по возможности, этих долгов подольше (в идеале – никогда) не возвращать.

Если же долг достигает критических пределов, то его большую часть лучше всего… перепродать самим же кредиторам через третьи (четвертые, пятые) руки в виде облигаций и других ценных бумаг. А за оставшееся – расплатиться. Дивными серо-зелеными бумажками, на которых в последнее время появились радостные радужные разводы, – благо печатный станок пока работает без перебоев

ФРС (Федеральная Резервная система США) вполне учитывает то обстоятельство, что экономику США и Его Величество Доллар сегодня по-прежнему содержат, в первую очередь, сами же американцы, на каждого(!) из которых приходится уже более 30 тыс. долл. государственного долга. Во-вторых, это – все страны мира и их граждане, имеющие долларовые валютные накопления, т.е. обменявшие часть своих национальных богатств или часть своего труда на большую или меньшую коллекцию портретов президентов «самого демократического государства» и теперь с удивлением обнаружившие, что их надувают в глобальном масштабе.

В результате, мировой финансовый кризис, зародившийся в США по вине «больших» американцев, приучивших к жизни взаймы многие поколения американцев «маленьких», сыграл на пользу американского же доллара. Дело в том, что к началу глобальных экономических катаклизмов, он по-прежнему играл роль резервной валюты практически во всех государствах мира. В течении, по крайней мере, последних полутора лет(!) ипотечные гиганты США, чуя свою неизбежную гибель, буквально высасывали валюту из банков Европы и Азии – в обмен на безнадежные долговые обязательства американцев, красиво оформленные в виде облигаций и пр.

Деньги — в топку!

Сегодня же, для того, чтобы остальные «твердые» и «мягкие» его собратья окончательно не пошли ко дну, правительства стран на всех континентах вынуждено делать национальным банковским системам мощные долларовые инъекции из своих резервных фондов, а при оскудении собственно валютных заначек – обменивать на радужные серо-зеленые бумажки что-нибудь более ценное, например – золотой запас.

Россия, поддерживая свой рубль, только за первый кризисный месяц израсходовала на поддержку рубля 25,6 млрд. долл. По данным Reuters, российские резервные валютные запасы сократились до 556 млрд. долл., но, тем не менее, 7 октября Москва объявила о выделении дополнительных 36 млрд. долл. на программы долгосрочной поддержки своих банков.

Южная Корея за полгода кризиса израсходовала на поддержку своей национальной валюты 25 млрд. долл., после чего правительство страны, оценив свои резервные запасы в 240 млрд. долл., заявило о продолжении программы поддержки финансовых учреждений.
О своих планах поддержания банковской системы Еврозоны и единой валюты объявили центральные банки Западной Европы. При этом Европейский центробанк, представляющий интересы 15 стран еврозоны, планирует выделить 100 млрд. долл., а Банк Англии и Центральный банк Швейцарии – по 10 млрд. долларов.

Украина, с ее 35,3 млрд. долл валютного запаса даже в конце августа прошлого года на этом фоне выглядела достаточно жалко. Тем более, что по признанию заместителя главы НБУ Анатолия Шаповалова, уже тогда наблюдалась тенденция снижения валютных поступлений от экспорта.

Удивляться этому не приходится: помимо факторов объективных (падением мирового спроса и, как следствие, цен на металл и продукцию химической промышленности при очевидном для собственников и инвесторов подорожании себестоимости их производства), свою роль в медленном удушении экспортной курицы, несущей валютные яйца, сыграли и последовательные шаги правительств пост-революционного периода, всячески стремящихся подорвать материальную базу своих политических оппонентов (отдельное спасибо за газовую «дружбу» с Россией).

Если в январе-августе 2008 г. прирост валютного резерва в Украине составил 17,3%, то в первом полугодии 2009 года прирост этого показателя в лучшем случае предполагался на уровне 9%. На деле же резервы НБУ в июле 2009-го действительно возросли на 8,3%, или на $2,282 млрд. – но только по сравнению с предыдущим месяцем и лишь благодаря очередному траншу Международного валютного фонда (в 3,3 млрд. долларов), который Украине, хоть и с опозданием, но все же удалось получить.

Однако, как уже сообщал ИнтерКредит, правительство ранее официально объявило о том, что 1,9 млрд. долл. из этой суммы будет направлено на погашение внешнего долга. Пока мы не будем ломать голову над решением вопроса, куда за столь короткий промежуток времени мог раствориться 1 млрд . 180 тыс. долларов из 3,3 (возможно эти деньги еще просто не дошли до закромов НБУ, а может быть – что вероятнее – сходу были направлены на залатывание дыр в бюджете) . Попробуем опрелить, сколько резервов реально останется в распоряжении Нацбанка для поддержки гривны.

Произведя несложные математические вычисления (2,282 – 1,9) получим прирост валютного резерва всего в 382 млн. долл. – результат более чем скромный, учитывая, что в течении июля НБУ тратил на валютные интервенции разных видов по 35-40 млн. долл. в сутки. Итак, за год кризиса, только по официальным данным, валютные резервы Нацбанка «похудели» более чем на 7 млрд. гривен и сегодня реально не превышают 28 млрд. долларов, а ведь впереди еще президентские выборы, а совокупный государственный долг Украины по состоянию на 30 июня составил как раз 28,683 млрд. долл....

На этом фоне продолжающиеся заявления руководства НБУ о проведении «миллиардных валютных интервенций», если это понадобится для стабилизации курса гривны – звучат громко, но как-то не очень убедительно: миллиардов в украинской кубышке не так-то много, а планомерное наполнение ее – под большим вопросом.

Лапшой сыт не будешь

Нацбанк скромно объяснил очередной скачок доллара «превышением роста спроса на иностранную валюту над ее предложением», оценивая падение гривны до 7,90 за долл. – на межбанке и порядка 8,14 грн. за долл. – на рынке наличной валюты. Соответствующие курсы для евро составляют 11,10 и 11,75 грн.

Конечно, это пока далеко до пиковых значений межбанка 18 декабря прошлого года, когда доллар подпрыгнул до 9,550-9,800, а евро – до 13,9515-14,3228 гривен. Но ведь и до декабря еще достаточно далеко, а по сравнению с августом 2008 года (официальный курс 5,05 грн. за долл.) гривна уже во второй раз успела похудеть боле чем на 56%!

Между тем, несмотря на заверения НБУ о желании (и способности) поддержать гривну (путем регулирования монетарной базы, «выдавливания» из комбанков до 40% их валютных резервов, запрета валютного кредитования (кроме действующего бизнеса да и то на производственные цели) и пр.) реальные возможности Украины в этом вопросе более чем скромны, что и подтверждается последними данными Госкомстата.

Судите сами: за первое полугодие 2009 года, прямые инвестиции в экономику Украины составили всего 2 млрд. 699,7 млн. долл. (40,2% объемов аналогичного периода прошлого года) – т.е. приток денег в Украину извне существенно уменьшился.

Сохраняется нисходящая тенденция в динамике депозитов юридических лиц, объем которых в июле уменьшился на 1,1% – до 116,5 млрд. грн. (с начала года падение составило 18,1%). Вклады же физических лиц, хоть и показали в июле условно положительную динамику (+0,3%), с начала года снизилсиь уже до 317,8 млрд. грн. – на 11,2%. Так что о «восстановлении доверия к банковской системе» Украины говорить пока еще рановато на внутренние источники средств для восстановления реального сектора экономики стране надеяться не приходится.

И наконец, несмотря на обещания Кабмина и прогнозы многочисленных «экспертов», вместо заложенного в бюджет -2009 роста валового внутреннего продукта на 0,4%, реальный ВВП страны за полугодие рухнул на 19,15% (-20,3% – в первом квартале и -18,3% – во втором). Откуда при таких результатах возьмется обещанный главой правительства на 2010 год aж 3%-й рост этого показателя для реальных экономистов все еще остается загадкой.

При таких макропоказателях (еще, без сомнения, тщательно причесанных официальной статистикой), в пору будет радоваться, если к новому, 2010 году гривна не побьет прошлогоднего рекорда падения. Впрочем, решающие испытания и для валюты, и для страны в целом, ожидаются немного позже – к концу января...