ИнтерКредит » Деньги » Иностранные инвестиции

Повлияет ли дружба "Нафтогаза" и "Газпрома" на снижение цены на газ в Украине?

  Автор: Валерий Зайцев  / Источник: intercredit.com.ua
Высокие отношения Киева и Москвы снова переживают приступ «газовой лихорадки». Что это может принести простым украинцам и нашему действующему бизнесу?


«Да ничего хорошего!» - воскликнет наш среднестатистический соотечественник, мозги которого родные масс-медиа регулярно прополаскивают «аналитическими» материалами о «несправедливости» цен на импортируемый природный газ, «альтернативные» возможности его получения в промышленных масштабах (в т.ч. - по морю и по воздуху), а также о возможности замены «голубого топлива» каменным углем, сланцевым газом, биотопливом и прочими изысками современных технологий.
На деле же ситуация обстоит несколько проще. Характеризовать же ее можно совсем коротко- в трех пунктах:

1. Украина испытывает значительный дефицит энергоносителей.

2. Украина не имеет собственных значительных запасов газа, готовых к промышленной разработке.

3. Украина и сегодня, и в долгосрочной перспективе не имеет эффективной альтернативы поставкам газа из России или по российской территории (что в практике восстановления баланса энергоносителей — в принципе одно и то же).

Исходя из этих незамысловатых аксиом руководству нашей страны и приходится строить свою внешнюю и внутреннюю политику, которая, как известно, является не более, чем искусством возможного.

В результате, на внешних политических фронтах государству приходится крутиться, чтобы обеспечить крупному бюджетообразующему капиталу (предприятиям горно-металлургического комплекса, химической промышленности и машиностроения) сравнительно дешевое сырье, а на внутренних — обеспечить сравнительную социальную стабильность, поддерживая газовые тарифы для населения (а также предприятиям малого и среднего бизнеса на приемлемом для большинства «маленьких» украинцев уровне.

И хоть решению этой непростой задачи с недалекого (2009-начала 2010 гг.) прошлого способствует снятие политических (и даже, если хотите, иделогических) ограничений для решения первоочередных экономических проблем, положение на газовом фронте продолжает оставаться достаточно напряженным.

С одной стороны, это связано с активизировавшейся экспансией более мощного российского капитала в реальный сектор украинской экономики, наиболее привлекательные в инвестиционном отношении объекты которого весьма дороги и крупному украинскому бизнесу. С другой же — без конструктивного решения этих противоречий процесса взаимопроникновения капитала, украинская власть рискует обострением социальных противоречий внутри страны, ведь обеспечить продажу газа для нужд населения по весьма умеренным внутренним ценам (как это делают, например, Россия и Туркменистан) невозможно по определению.

Пресловутые «харьковские соглашения» прошлого года, увязывающие газовый импорт с арендой Севастополя в качестве военно-морской базы на деле были образцом весьма изящного решения этой насущной проблемы, но — только на начальном этапе, т. е. до того момента, когда в своем продвижении на украинском рынке готового бизнеса российские инвесторы не начали ощущать все возрастающее противодействие со стороны отечественных собственников и... самого государственного аппарата, вынужденного более или менее последовательно отстаивать интересы того, кто его финансирует.

Обстановка еще более осложнилась после фактического отказа (да, но только не сегодня!) Украины начать сближение с государствами Таможенного Союза, вслед за которым с российской стороны последовали неизбежные экономические санкции.

Именно cовокупность этих чисто экономических причин (ничего личного — только бизнес!) стало причиной очередного обострения газовых отношений между Киевом и Москвой. Россия не только вполне прагматично использует свои энергетические преимущества (как в запасах энергоносителей, так и в средствах их транспортировки - вспомним про уже готовые магистральные трубопроводы «в объезд» Украины), но и сложности официального Киева с получением кредитов МВФ возникшие именно на тарифной почве.

Перспективные же цены на «голубое топливо», которые «Газпром» предполагает предложить «Нафтогазу» к концу текущего года - 350 и 400 долл. в третьем и четвертом кварталах соответственно, являются малопривлекательными даже для крупного украинского капитала, не говоря уже для предприятий среднего/малого бизнеса и простых потребителей, на плечи которых государство волей-неволей вынуждено будет переложить всю тяжесть газовых цен.

Заметим также, что «оптимальная» цена (240 долл. за тыс. кубометров), которую по предварительным данным, намерена отстаивать украинская сторона на очередных переговорах в Москве, почти в три раза превышает «запредельную» для отечественной химической промышленности (85 долл./тыс. м. куб.) и более чем в два раза — критическую для черной металлургии (около 103 долл./тыс. м.куб).

Уже одно это наталкивает на мысли, что, помимо уже имеющихся соглашений о прямых закупках газа в России для нужд крупных промышленных предприятий, украинский капитал готов пойти на продажу некоторых ключевых активов в данных отраслях экономики.

Столь же очевидно, что в ближайшей перспективе слияние «Нафтогаза» с «Газмпромом» или реальное сближение Украины с Таможенным Союзом вряд ли останутся единственными условиями снижения цены на «голубое топливо» для Украины. Подобные требования, предполагающие важные стратегические решения украинской власти вряд ли будут даже выдвигаться официально — хотя помнить о таких возможностях обе стороны будут постоянно. И если на местном уровне для решения экономических спорных вопросов может применяться арбитраж в Москве, однако политические вопросы решить таким способом весьма затруднительно.

Зато куда активнее будет продвигаться передел действующих бизнес-объектов реального сектора украинской экономики — в пользу более широкого допуска российских инвесторов.

При этом вслед за собственностью «непредусмотрительных» финансово-промышленных групп, поставивших год назад на «неправильного» кандидата в Президенты (вроде «Индустриального Союза Донбасса») в уплату на положительное решение газового вопроса вероятнее всего пойдут предприятия «проблемных» сегментов (в первую очередь — химпрома), вроде Одесского припортового завода, etc.

Взамен же Украина действительно вправе будет ожидать снижения газовых цен — которое настоящее время необходимо руководству страны буквально как воздух (чтобы остаться у власти и закрепить ее на парламентских выборах 2012 года), да и действующему бизнесу в самом широком спектре предпринимательской деятельности - чтобы открыть для себя практически бездонный российский рынок.